| Новости | Расписание богослужений | Паломническая служба | Храмы | Библиотека | О нас |

Игумен Макарий,
наместник Успенского Святогорского монастыря, Псковская епархия.

О современном критическом опыте приема паломников в Успенском Святогорском монастыре

Благодарю вас за представленную возможность высказаться по остро наболевшему вопросу приема паломников и экскурсантов в монастыре, который является современным федеральным объектом наследия истории и культуры народов России. За неимением времени позволю себе остановиться только тезисно на вопросах, тесно связанных с проблемой дальнейшего развития русской православной традиции богомолья в современных условиях.

1.  На наш взгляд, несовершенство законодательной и нормативной базы в России в сфере имущественной, земельной и интеллектуальной собственности сталкивает Русскую Православную Церковь как пользователя этих объектов культуры (храмов и монастырей) с заинтересованными государственными структурами. Поясню. В нашем случае произошло узурпирование всех прав государственным унитарным учреждением - музеем-заповедником А.С.Пушкина, который является балансодержателем, органом управления и охраны, а также зарегистрирован в реестре госсобственности одним лицом. Это позволило на протяжении многих лет музею-заповеднику считать себя полноправным хозяином всех монастырских построек и могилы А.С.Пушкина, расположенной у алтаря Успенского храма Святогорского монастыря. Все эти годы создавалось впечатление, что монашеская жизнь разрешена в обители исключительно в целях экзотики и бесплатного приложения к экскурсионной работе музея. И местные власти поддерживали этот стереотип отношений к монастырю, забывая о том, что проживающие в нём прежде всего являются гражданами России и пользуются всеми правами Конституции Российской Федерации, а сама обитель является юридическим лицом.

2. Из вышесказанного вытекает масса проблем развития монастырской жизни в полном объеме, т.е. возрождение канонического устава Святогорского монастыря, и, конечно, к возвращению традиций приема богомольцев в обители. В нашем случае получается замкнутый круг: нет гостиницы для паломников, т.е. разместить, накормить, организовать достойный прием в монастыре нет возможности. Орган охраны памятника федерального значения строго следит за исполнением части договора об использовании храма только в богослужебных целях, и мы не можем принять у себя богомольцев, потому что государственные чиновники не считают паломничество религиозной деятельностью, а приравнивают его к туризму. При этом государственные экскурсоводы с упоением рассказывают о дореволюционном гостеприимстве местных монастырей.

3.  Все выше сказанное говорит о комплексе современных проблем при возрождении благочестивой традиции паломничества. Но, прежде всего, необходимо обратить внимание на катехизацию и церковное просвещение самих верующих. Хочется напомнить паломническим службам, организующим многодневные путешествия, что до революции существовали специальные правила посещения святых обителей. В небольших монастырях прием паломников и допуск богомольцев в монастырские храмы, такие, как наш, велся по благословению и приглашению отца настоятеля. Паломник входил в обитель благоговейно и неспешно. В каждой обители были свои традиции приема паломников, находящиеся в прямой зависимости от материального положения самой обители. Современный же паломник и турист хочет все и везде успеть, поэтому зачастую входит «в чужой монастырь со своим уставом».

4.  Организация в обители паломнической службы призвана решить возникающие вопросы в приеме паломников буферным методом между богомольцами и братией монастыря. Братия монастыря за своей малочисленностью не всегда может отвлечься от конкретного монастырского послушания ради работы с паломниками.

5.  Одним из краеугольных вопросов является вопрос подготовки кадров для работы в паломнической службе насельников монастыря. Зачастую насельники монастыря просто не способны в силу тех или иных причин быть одновременно экскурсоводом, гостиничным, келарем и т.д. Хотя в идеале паломнические экскурсии по монастырю должны проводиться именно насельниками. Но уровень образования, нежелание общения с мирянами создают невозможность решить этот вопрос положительно. Послушание в качестве экскурсовода это огромная духовно- просветительская и пастырская практика.

6.  За четыре года работы паломнической службы мы можем отметить возросший интерес как индивидуальных посетителей к монастырю, так и групп паломников, заранее сообщивших о своем приезде. К сожалению, продолжают приезжать группы паломников, особенно из провинции, возглавляемые священнослужителями, которые не удосуживаются сообщить о своих намерениях заранее и относятся к монастырю и могиле А.С. Пушкина, как, в лучшем случае, к музею. Поэтому очень часто можно наблюдать у могилы Пушкина литии, проводимые священнослужителями не монастыря и без благословения отца наместника. Это ли не факт расцерковления в умах самих представителей Церкви, пастырей паломников?

7. Отсюда вытекает наисерьезнейший вопрос светского экскурсионного обслуживания, как музеем-заповедником, так и лицензионными туристическими фирмами на территории обители. Программы и методики проведения экскурсий по монастырю остаются на протяжении последних 30 лет статичными. Экскурсии проводятся без учета специфики служб в монастыре, что попирает религиозные чувства верующих, смущает самих экскурсантов. Потому что к проведению экскурсий допускаются люди не только безграмотные в религиозном отношении, не способные ответить на элементарные вопросы монастырской жизни и традиций, но и явные агрессивные атеисты. При этом нужно отметить, что, организуя прием зарубежных экскурсантов через светские турфирмы, мы наблюдаем удивительную тактичность и деликатность к благочестивым традициям Русской Православной Церкви. Это двойной стандарт, так как те же фирмы, организуя экскурсии для отечественных туристов, забывают об уважении к Церкви.

8.  И последнее. Вопрос об интеллектуальной собственности. В сегодняшнем законодательстве нет достаточно четких границ в этой области у пользователя государственным имуществом. Поэтому производство различных информационных изданий: от буклетов до сайтов, без учета права собственника (в данном случае пользователя), порождает беспредел в области доходов, которые значительно подрывают экономику монастыря. Закон №73-РФ от 2002 года прекрасно объясняет обязанности пользователя-монастыря в области сохранения и ремонта переданного ему имущества. Но на какие средства все это делать: спонсорские, фермерские, лавочные? А информация дорогого стоит.

Сегодняшнее законодательство всемерно разделяет и агрессивно противопоставляет религию и культуру, религию и государство. А сама жизнь: паломники, экскурсанты, богомольцы и туристы, доброхоты и трудники объединяют историю России православной во всей ее полноте: исторической, культурологической, мировоззренческой. Будем же созидать а не разрушать текущую жизнь, обогащать ее истинным паломничеством - поклонничеством и богомольем. Душа народа жаждет!

Храм святителя Спиридона Тримифунтского,
Челябинской епархии, Московской Патриархии, Русской Православной Церкви
456905, РФ, Челябинская область, Саткинский район, пос. Межевой, ул. Карла Маркса, 5 "б"
Тел. 8 35161 74751           hramsatka@narod.ru