| Новости | Расписание богослужений | Паломническая служба | Храмы | Библиотека | О нас |
Система Orphus

КАК НАУЧИТЬСЯ ИИСУСОВОЙ МОЛИТВЕ

Издание Свято-Введенской Оптиной пустыни

ПРЕДИСЛОВИЕ

Не будет лишним сказать, что духовное учение в ходе своего развития не нуждается в подчинении научным правилам, потому что этим придется сковывать его неограниченную свободу и стеснять тесными рамками литературного закона его духовную полноту жизни. Дух связывать нельзя. Подобное мнение об этом и Епископ Феофан Святитель высказывает: «Учение о молитве не должно подлежать никакой системе, потому что духовное дело, подчиняясь системе, необходимо должно терпеть усечение — стеснение, лишаться своей безграничной сво­боды, свойственной молитвенному духу, находящему­ся под управлением Духа Божия, а не человеческого узаконения». Приступая к данному труду, с помощью Божией, мы преследовали следующую цель — прийти на помощь отцам и братьям и вообще желающим идти кратчайшим царским путем в царство небесное посредством смиренного и непрестанного сотворения «Иисусовой молитвы». Учение мы предлагаем не от своего худоумия, а ради братской любви собрали из творений св. отцов и современных подвижников благочестия. Хотя о молитве есть уже сборники, но в них говорится вообще о молитве, а мы собрали материал преимущественно о молитве Иисусовой, те наиважнейшие элементы учения св. отцов при помощи которых всякий, желающий идти путем самоутверждения, может научиться, как непрестанно правильно совершать устами, умом и сердцем Иисусову молитву. Подробное наставление есть в Добротолюбии, в сочинениях Еп. Игнатия Брянчанинова, Еп. Феофана и других многих, но ведь не у всякого найдутся достаточные средства, чтобы приобрести те драгоценные книги, в кото­рых учение о молитве, как ароматные цветы, рассеяно по необъятному духовному полю, каковое мы и собрали в единое место, так что и получилось, как благоуханный букет, наша малая по содержанию письма брошюра.

Много в ней духа, жизни и света для тех, кто стремится научиться Иисусовой молитве. Хотя, строго говоря, одним книжным чтением нельзя научиться молитве, так как тут нужен практический многолетний труд и терпение, еще терпение и труд усердный, а во главе всего — помощь Божия, которая также испрашивается усердной, смиренной мо­литвой; однако книжное учение необходимо, во-первых, для проверки себя в упражнении молитвой Иисусовой, так как опытного наставника этому священному действию не так легко найти, как это бывало встарь, во-вторых, и для поддержания молитвенного духа.

Мы убеждены в том, что любезным читателям нашей книжицы не наскучит чтение, где многократно упоминается одна мысль о молитве, но в разных словесных формах, ибо мы описали молитву всесторонне. Поэтому и думаем, что для сердца, любящего имя Сладчайшего Иисуса, много­кратное повторение Его имени должно быть усладительнее «паче меда и сота». Если кто Боголюбив, то для того не скучно и не трудно будет повторять день и ночь, и всю жизнь имя Сладчайшего Искупителя нашего Господа Иисуса Христа в молитве, потому что это имя любезно христианскому сердцу и составляет его радость, покой и нетленную пищу.

I.M.

Первый учитель «Иисусовой молитвы» есть сам Господь наш Иисус Христос; второй — наш собственный опыт; а также усердие, старание, прилежание, потом вопрошение опытных (или нужно иметь единодушного брата-советни­ка); св. Григорий Синаит молитву именует Богом. Следовательно, сама молитва будет учить молящегося, как говорит об этом и св. Лествичник: «Молитва дается молящемуся неленостно». Св. Макарий Великий говорит: «Молиться как-нибудь (но часто) состоит в нашей воле, а молиться истинно — есть дар благодати». Преподобный Исихий говорит, что частота молитвы становится навыком и обращается в природу (привычку), и без частого призывания имени Иисуса Христа невозможно очистить сердце от страстей и греховных влечений. Свв. преподобные Каллист и Игнатий советуют: «Прежде всех подвигов и добродетелей начинать во имя Иисуса Христа часто, беспрерывно, ибо частость и нечистую молитву возводит к чистоте».

Блаженный Диадох утверждает, что если бы человек как можно чаще призывал имя Божие, то не впадал бы в грех. Как опыты эти мудры и как близки к сердцу практические эти наставления св. Отцов, особенно для начинающих идти путем молитвы!

Св. Лествичник пишет: «При омрачении души нечистыми помыслами, Иисусовым именем побеждай супостатов, часто повторяя Божественные глаголы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Крепче и успешнее этого оружия не найдешь ни на небе, ни на земле. Св. Григорий Синаит поучает: «Знай, что никто не может удержать ума своего сам, а потому при нечистоте мысли чаще и многократнее призывай имя Иисуса Христа, и помыслы сами собой утихнут».

Сообразив эти опытные наставления св. Отцов, приходим к такому истинному заключению, что главный, единственный и удобнейший способ к обретению дел спасения и духовного совершенства есть частота беспрерывной молитвы, как бы она ни была немощна в начале. Сам всесильный Бог благодатью Своей, немощь врачующий и оскудение восполняющий, исправит и утвердит в этом деле.

Частота молитвы непременно станет навыком и обратится в природу, приведет со временем ум и сердце в должное наставление. Вообрази при этом: если бы человек неукоснительно выполнил одну эту заповедь Божию о непрестанной молитве, то в ней одной он выполнил бы все заповеди. Ибо если бы ты непрестанно во всякое время, при всех делах и занятиях, совершал молитву, тайно призывал Божественное имя Иисуса Христа, хотя сначала и без душевной теплоты и усердия, только по принуждению, и тогда бы ты не имел уже времени на суетные беседы, на осуждения ближних (особенно начальников, что они строят все не по-нашему), на праздное времяпрепровожде­ние в чувственных греховных удовольствиях: каждая преступная мысль и греховное дело не обдумывалось бы так плодовито, как в праздном, не занятом молитвою уме; каждый поступок немедленно очищался бы благодатной силой часто призываемого имени Иисуса Христа; частое упражнение в молитве отвлекало бы душу от греховных дел и привлекало бы ее к соединению с Богом. Теперь видишь ли, как важно и необходимо количество в молитве. Частота молитвы есть единственный способ к приобретению чистой и истинной непрестанной молитвы.

Для дальнейшего убеждения в необходимости и плодотворности частой молитвы насколько можно тверже — заметь: 1) что каждое возбуждение, каждая мысль о молитве есть действие Духа Святого и голос св. Ангела, твоего хранителя. Св. Лествичник говорит: «Кто стяжал Господа, тогда Дух Святой молится о нем, и в нем воздыхании неизглаголанными» (Рим.8:26). Поэтому надлежит нам усердно молиться Св. Духу о даровании нам искреннего желания — молиться, ибо сказано: «...даяй молитву, молящемуся и хотя бы и нечисто в начале, но лишь бы с утруждением, ибо, когда утрудится тело, тогда и душа смирится, и сердце придет в сокрушение и умиление». 2) Что имя Иисуса Христа, призываемое в молитве, содержит в себе самосущую и самодействующую благотворную силу, а потому не смущайся нечистотою или сухостью твоей молитвы и с терпением ожидай плода от частого призывания имени Божьего. Не слушай неопытного несмысленного внушения суетного мира, будто бы одно хотя и неотступное, но холодное взывание есть бесполезное многословие... Нет. Сила имени Божьего и частое призывание его явят плод свой во время свое...

Мнимодуховные — суемудрые философы составляют для себя какую-то науку моления на шатких основаниях естественного разума. Нужно ли многого учения, ума или знания, чтобы сказать чистосердечно: «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго»?...

Не такие ли частые молитвы восхвалял Сам Божественный наш учитель? Не этими ли немногословными, но частыми молитвами, испрашиваемы и производимы были чудотворения? Ах, христианская душа! Бодрствуй и не умолкай в беспрерывных взываниях твоей молитвы. Хотя бы этот вопль твой происходил от сердца еще рассеянного и наполненного в половину миром, нужды нет. Надобно только его (вопль этот) продолжать, не умолкать; и не беспокойся, оно само собою очистится от учащения молитвы. Итак, после этих убеждений, что частота молитвы, при всем слабосилии так мощна, безусловно доступна человеку и состоит в полной его воле — решись испытать, насколько возможно тебе хотя бы один день па первый раз, провести в наблюдении за собою и за частотою молитвы так, чтобы на молитвенное призывание имени Иисуса Христа употреблено было гораздо более времени в течение суток, чем на другие занятия, конечно, кто имеет время в своем распоряжении и это преимущество молитвы перед делами житейскими — во времени непре­менно докажет тебе, что этот день не потерян, а приобретен во спасение; что на весах правосудия Божия, частая молитва перетягивает весы слабостей твоих и проступ­ков и заглаживает грехи этого дня в памятной книге твоей совести, ставит тебя на степень праведности и дарует надежду получить освящение и вечную жизнь. Уединение от людей и рассеивающих предметов составляет главное условие внимательной непрестанной молитвы; однако в случае невозможности воспользоваться этим, т. е. уедине­нием — безмолвием, не должно извинять тебя в редком обращении к молитве, ибо количество и частота доступна возможности каждого — и здорового и больного — и под­чиняется его воле. Убедительные примеры представляют те, которые бывши обременены обязанностями, развлекающи­ми должностями, заботами и работою и хлопотами, всегда призывали Божественное имя Иисуса Христа, и посред­ством этого научились и достигли непрестанной внутренней молитвы сердца. Св. Патриарх Фотий обучился этой священной молитве, будучи на Патриаршем престоле. Св. Каллист, проходя хлопотное поварское послушание, также научился непрестанной Иисусовой молитве. Просто­сердечный Лазарь, обремененный многими работами на братию, при всех занятиях творил Иисусову молитву и успокаивался.

Св. Иоанн Златоуст говорил о молитве: «Никто не должен представлять ответа, что невозможно всегда молиться занятому жизненными попечениями, или не могущему быть в храме или по болезни, или по дальности храма. Но везде, где бы ты ни находился, можешь поставить жертвенник Богу в уме твоем посредством молитвы. И так молиться можно и на торжищах, и в путешествиях, и сидящему за ремеслом; везде и во всяком месте молиться можно». Если решительнее возьмешься за чтение молитвы, тогда узнаешь, что частота молитвы — единственное скорейшее средство к спасению, от частой молитвы устной удобно восходить и к умной, а от той и к сердечной, открывающей царствие Божие внутри нас. Наружное, то есть устное упражнение, как опыт показывает и практические деятели непрестанной молитвы уверяют, бывает так: решившиеся непрестанно призывать сладчайшее имя Иисуса Христа, или, что то же, беспрерывно повторять Иисусову молитву, правда, в начале испытыва­ют труд и борются с леностью, но чем дальше и более в этом упражняются, тем чувствительнее сродняются с этим занятием так, что впоследствии уста и язык его получают такую подвижность, что уже без помощи усилия сами собою неудержимо движутся и без голоса говорить молитву. Устный вначале, но частый молитвенный вопль, нечувствительно совершается истинным воплем сердца, углубляется внутрь, становится приятнейшим, услаждая именем Иисусовым и питаясь им, ведет своего последовате­ля к соединению с Богом.

Как сильна молитва! Молитва как бы перерождает человека: действие ее столь могущественно, что никакая сила страсти против нее устоять не может. Еп. Игнатий Брянч. говорит о молитве: «Молитва Иисусова разделяется на два вида: устную и умную. Подвижник переходит от устной молитвы к умной сам собою, при условии, когда устная молитва — внимательна. Сперва должно обучиться устной молитве Иисусовой».

При совершении молитвы Иисусовой необходимо внимание — заключение ума в слова молитвы, крайняя неспешность при произнесении ее и сокрушении духа.

Хотя эти условия необходимы при всякой молитве, но удобнее сохраняются и более требуются при совершении молитвы Иисусовой. Молитва Иисусова есть самое многоплодное из всех душевных действий. Сила и достоин­ство этой молитвы заключаются в святейшем имени Господа Иисуса Христа. Молитву Иисусову нужно про­износить весьма неспешно. Делай после каждой молитвы краткий отдых и тем способствуй уму сосредоточиваться. Безостановочное произнесение молитвы рассеивает ум. Пе­реводи дыхание с осторожностью, дыши тихо и медленно, это охраняет от рассеянности. Склоняясь ко сну, твори молитву Иисусову и засыпай с нею. Приучи себя так, чтобы проснувшись от сна, первою твоею мыслию, первым словом и делом была молитва. Постарайся столько приучиться к молитве Иисусовой, чтобы она сделалась твоею непрестанною молитвою, для чего она очень удобна по краткости своей. Св. отцы сказали: «Всякий христианин, тем паче инок, должен, употребляет ли пищу и питие, пребывает ли в келий, или находится на послушании, непрестанно должен вопиять: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Новоявленный угодник Божий, преподобный Серафим Саровский, говорит: «Монах, не имеющий Иисусовой молитвы, есть обожженная головешка». Стало быть, по его святому разуму, тот вовсе не монах, кто не занимается Иисусовой молитвой, которая действительно сияла, по словам старца Паисия, в древнем монашестве, как полуденное солнце в силе своей. Но теперь этого нет... Теперь, скажут, старцев нет! Да откуда им и взяться, когда ныне хороших послушников очень мало. Св. Симеон Новый Богослов говорит, что в монастыре занимающихся Иисусовой молитвой нужно сравнивать с драгоценными камнями и бисером. Афонские старцы сказали, что таковые привлекают на обители Божие благословение, и ради них они процветают славою, богатством, миром, любовью и единодушием. А прочих, чуждых сотворению молитвы, называют только грудою простых камней. Но и таковые не должны приходить в уныние, ибо и простые камни имеют свою ценность и нужны на своих местах: кто не может быть блаженной Марией, сидящей всегда при ногах Иисуса, тот будь благоразумной Марфой, которой хлопотливые труды и любовь Бог не презрел, как и вдовицы две лепты. Настоятели и настоятельницы, если вы заметите у себя в обители занимающихся Иисусовой молитвою, тогда вы этому радуйтесь и всеми мерами способствуйте в достиже­нии ими св. цели — делания молитвы, определяя их по сожительству с более благоговейными и внимающими своему спасению иноками и инокинями. Аввы св. обителей обязаны внушать своей братии — непременно пребывать в делании Иисусовой молитвы, ибо на это имеем и заповедь Божию: «Бдите и молитесь, да не введите в напасть» и Св. Дух вещает через Апостола: «Непрестанно молитеся». В книге св. Исихия Пресвитера, содержащей учение о чистоте сердца, ума и молитвы, показан весь путь внутреннего духовного самообразования. Это внимание, блюдение или хранение ума, чувство покаяния, смирение,— словом, чистота сердечная, в которой только и может водвориться Иисусова молитва, или что то же, Сам Господь Иисус Христос. Не каясь, мы никогда не сможем образовать своих душевных сил, и значит, не достигнем чистоты, и никогда не узрим в себе Господа Бога, ибо сказано: «...блажени чистим сердцем, яко тии Бога узрят (Матф.5:8); этого внутреннего самообразования сил нельзя заменить никаким другим делом: оно требует личного труда — именно: в показанном направлении. Может быть, некоторые скажут, что мы унижаем, и не даем никакого значения святому послушанию, которым спаса­ется все монашество. Нет, не уничижаем, а только во внутрь его вводим силу Божию, самого Христа. Разве послушание потерпит какой-нибудь вред или умаление, когда при его производстве, особенно телесных трудах, будет читаться Иисусова молитва? Напротив, здесь сам человек воскрес­нет, получит бодрость и силу на дело свое, и благодать Божья, неотъемлемо присущая имени Христову, изливаясь ощутимо потоками небесного радования, покроет все общество людей, трудящихся в деле послушания. Почему бы, например, тем, на ком лежит величайшая ответственная обязанность управления человеческими душами, не вну­шать своим братиям или сестрам, когда они, по делу монастырского послушания, идут на дело свое, чтобы во время работ, какие бы они ни были, каждый из трудящихся читал тайно про себя Иисусову молитву?! Ведь всякому видно, что это легко, и возможно, и душеспасительно. Говорят: ныне молитва невозможна, возможно это было в прежние времена, когда много было святых!... Потому-то тогда и были во множестве святые угодники Божий, что молитвенное упражнение было у них главным, суще­ственным делом, как это можно видеть в творениях старца Паисия Величковского. Ныне заросло терном, негодною травой, т. е. суетою это священнейшее дело, а посему оскудели и святые отцы. Еп. Игнатий говорит: «Непрестан­ная молитва не может быть достоянием новоначального инока, но, чтобы сделаться способным в свое время к непрестанной молитве, он должен приучиться к частой молитве. Выпало ли тебе кратчайшее свободное время, не убей его в праздности, употреби его для упражнения в молитве. Кто не приучится к частой, умом вникая в каждое слово, молитве, тот никогда не получит непрестанной. Непрестанная молитва — дар Божий, даруе­мый Богом «испытанному в верности рабу и служителю Его». Желающему непогрешительно заняться молитвою Иисусовою, Еп. Игнатий советует проверять себя чтением святоотеческих писаний, учений, которые собраны в Добротолюбии, преимущественно в 5 томе русского издания Еп. Феофана. А что касается нашего взгляда, то будет достаточно ограничиться и этой малой нашей брошюрой, в которой, как мы сказали в предисловии, собрано из многих святоотеческих творений и современных подвижни­ков все самое необходимое для того, чтобы научиться Иисусовой молитве. Есть хорошие сборники о молитве, но там сказано об общей молитве, а мы собрали преимуще­ственно о молитве Иисусовой, которая смиренного делате­ля ведет самым кратчайшим путем в святые горные обители, которых много, много у Отца небесного.

О СИЛЕ МОЛИТВЫ

Из книги «Рассказы Странника»

1. Молитва сильна и могущественна; молись и делай, что ты хочешь, и молитва возведет тебя к правильному и праведному деланию. Молись, и мысли все, что хочешь, и мысль твоя очистится молитвою. Молитва даст тебе просветление ума, утешит и отгонит все неуместные помыслы. Это утверждает св. Григорий Синаит: «Если хочешь,— советует он, — прогнать помыслы и очистить ум, молитвою прогоняй их, ибо кроме молитвы ничем не можно удержать мысли». Об этом также говорит и св. Иоанн Лествичник: «Иисусовым именем побеждай мысленных врагов, кроме сего оружия не найдешь иного».

2. Молись и делай, что хочешь, и дела твои будут богоугодны и для тебя полезны и спасительны. Частая молитва, о чем бы она ни была, не останется без плода (говорит Марк Подвижн.), ибо в ней самой есть сила благодатная. «Свято имя Его, и всяк, иже призовет имя Господне, спасется».

3. Молись и не старайся только своей силой побеждать страсти. Молитва разрушит их в тебе. Св. Иоанн Карпафский учит: «Если ты не имеешь дара воздержания, то не печалься. Бог требует от тебя прилежания к молитве, и молитва спасет тебя».

4. Молись и не опасайся ничего, не бойся бед, не страшись напастей; молитва защитит, отвратит их. Вспомни утопавшего — маловерного Петра; Павла, молившегося в темнице; инока, избавленного молитвою от искушения, и т. п. случаи, это подтверждает силу, мощность и всеобъемлемость молитвы во имя Иисуса Христа.

5. Молись, хоть как-нибудь, только всегда, и не смущайся ничем, будь духовно весел и покоен; молитва устроит все и вразумит тебя,— помни, что о силе молитвы говорят святые — Иоанн Златоуст и Марк Подвижник; первый утверждает, что «молитва, хотя бы приносилась от нас, наполненных грехами, тотчас нас очищает!»..., а второй так об этом говорит: «...как-нибудь состоит в нашей силе, а молиться чисто — есть дар благодати». Но без первого невозможно достигнуть второго. Итак, что в твоей силе, тем пожертвуй Богу, это возможно для тебя, и Божия сила прольется в твое сердце, и молитва сухая и рассеянная, но чистая всегда, обретя навык и обратясь в природу, сделается молитвой чистой, светлой, пламенной и должной. «Для богоугождения ничего более не нужно, как любить, — люби и делай все, что хочешь»,— говорит блаженный Августин, а молитва есть излияние и действие любви, то поистине о ней можно сказать так, что для спасения ничего более не нужно, как всегдашняя молитва. Молись и делай что хочешь: святые трудились в различных монастырских послушаниях и достигли своей желанной цели — молитвы. Молись и делай, что хочешь, и ты достигнешь цели молитвы: если искренне хочешь понести иго Христово, то приобретешь и ты освящение... Теперь видишь ли, сколько глубоких мыслей сосредоточивается в этом мудром изречении: «Люби и делай, что хочешь. Молись и делай, что хочешь...». Как отрадно и утешительно все сказанное для грешника, отягченного слабостями, для стонущего под бременем воюющих страстей!... Молитва — ей все дано, как всеобъемлющее средство к спасению и усовершенствованию души... Так! Но с именем молитвы тесно связано здесь и ее условие: «...непрестанно молиться»,— заповедует слово Божие. Следовательно, молитва тогда явит вседей­ствующую силу и плод, когда будет производима часто — непрестанно — как прекрасно выразился об этом один соловецкий подвижник «Мельзи», т.е. «сбивай хорошенько млеко и будет масло»,— произноси подольше молитву хотя устами, тогда заговорит само сердце. Ибо частота молитвы, т. е. непрерывность говорить известное время, безусловно принадлежит нашей воле; тогда как чистота, усердие и совершенство молитвы есть дар благодати. Итак, друзья мои и сестры во Христе, будем молиться, как можно чаще, посвятим всю жизнь нашу молитве, хотя и полной развлеченной в начале. Частое упражнение молитвой научит внимательности, количество непременно приведет к качеству. Чтобы научиться что-либо хорошо делать, надобно делать это как можно чаще, сказал один опытный молящийся. Многие духовники предлагают различные средства для борьбы с леностью и для возбуждения прилежания к молитве. Например: 1) твердо убедить надо себя, что Бог безусловно требует от нас молитвы и Слово Его везде об этом говорит. 2) Посто­янно должно помнить, что по лености и небрежению о молитве нельзя успевать в делах благочестия и приобре­сти покой и спасение; а потому и неминуемо должно будет подвергнуться за это как наказанию на земле, так и мучению в вечной жизни. 3) Должно воодушевлять решимость свою примерами угодников Божиих, которые все путем непрестанной молитвы достигали совершенства, освящения и спасения. И твердо помнить, что за леность к молитве понесем наказание, ибо все угодившие Богу усердно и непрестанно молились. Как научиться молитве? Трудись и молись: молитва сама родится, но только узнай ее необходимые принадлежности, без которых она неполез­на, и может повредить порождением гибельной гордости; нужно прежде всего смиренное знание о себе и сокру­шенное о грехах своих, сердце многострадальное, плачу­щее, чающее Христова утешения. Молитва должна исходить от покаянных чувств и глубокого сознания своей греховности и своей пред Богом постоянной виновности.

Это для молитвы ограда и почва, на которой она только и  может  произрастать,  т.  е.   на  смиренных  чувствах самоуничижения и самоукорения в наше спасение; к высоким мерам не стремись: ибо стремление это бывает от гордости (Отец, Сын и Дух Святой Сами приидут, когда сердце твое будет чисто, посредством непрестанной, правильно — в смиренных и покаянных чувствах совершае­мой молитвы).

«Молитва Иисусова составляет самую жизнь души нашей — истинную, существенную, утоляющую ее вечную жажду. Молитва водворяет своим благодатным присутстви­ем в сердце нашем мир небесный; она дарует нам свет, радость, блаженство, собирает воедино наши мысли, освящает чувства, вливает бодрость в нашу душу и увлекает на путь Божественной жизни. Нужно показать еще и сам путь к приобретению этого высочайшего дара — молитвы. Само приобретение молитвы уже есть величайший дар, а, как известно, дары получать не всякий может, а им же уготовано: т. е. кто усердно поработает над очищением своего сердца, тот и достоин вместить в себя этот величайший дар, и, следовательно, приобретение зависит от нас самих. Потрудись без лености в чтении молитвы до конца, и будешь иметь свет и жизнь вечную. Но прежде всего и нужнее всего Божья помощь, без которой мы, как известно, не можем делать ничего хорошего. Но помощь Божья не придет, если не будем искать ее при делании надлежащих нам дел; и вот, чтобы приобрести то, что хотим иметь своим достоянием — св. молитву, нужно войти самим делом в труд этого дела. Нужно тебе читать устную Иисусову молитву при всяком деле, и на всяком месте, стараясь возбудить в себе глубокие покаянные чувства; видеть свою греховную вину перед Богом, а между людьми считать себя худшим, и ко всем сострадательным быть. Истинное достоинство человека состоит в том, чтобы и при великих делах своих иметь о себе смиренное мнение, всех покрывать любовью, а наиболее желанием бедных, нищих, угнетенных».

Обратимся к сердечной молитве. Она по согласному св. отцов учению, называется матерью всех добродетелей. Это потому, что рождает из себя всякую добродетель, вернее говоря: дает силу на ее исполнение. Ибо существо ее есть соединение с Господом, который, находясь у нас в сердце, подает нам Свою благодатную силу на совершение всякого добра.

Вопрос: В чем суть молитвы?

Ответ: Плоды Духа: любовь, радость, мир, долготерпе­ние, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал.5:21).

Когда молитва, по благословению Божию, сделает водворение в нашем сердце благодати и этим соединит нас с Господом, то мы тотчас заметим, что она властно прекращает поток нечистых помышлений. И это, конечно, согласно с Евангельским сказанием, что когда жена, у которой было кровотечение, прикоснулась к Господу Иисусу, тотчас иссяк в ней источник крови. (Марк. 5, 29). Так и здесь: лишь только ум наш прикоснется к Господу Иисусу в пресвятом Его имени, тотчас останавливается брожение суетных мыслей и неудержимая стремительность ума, что, как всякому известно по опыту, всего более смущает подвижника молитвы. Молитва Иисусова водворя­ет в сердце несказанную любовь к Богу и ближним. Вернее, она и есть само существо любви, это ее сила, свойство и качество молитвы. Для вершителя молитвы самым большим несчастием в жизни этой служит то, что если придется ему волею или неволею нанести оскорбление ближнему, до тех пор он не найдет мира в душе своей, пока не умиротворит брата своего всеми зависящими от него средствами. Упражнение Иисусовою молитвою отторгает человека от всего земного, и этого требует само существо молитвы, которая, по учению св. отцов, есть отчуждение видимого мира, отвержение попечений и всяко­го помышления и приближение к Богу. Кроме этого, Иисусова молитва, проникнув в человека, отвергает его ум к глубокому обширному и точному разумению Священного Писания, и это действие происходит от соединения духа нашего с духом Христовым.

Все ревнители в своем спасении, кто бы ни был, могут приступать к занятию Иисусовою молитвою. Сначала Господь всякому дает вкусить ее духовную сладость, но потом бывает и так, что отступает духовное утешение; сердце делается жестоким, холодным и даже враждебным к занятию молитвой, а ум наполняется всевозможными помыслами. Состояние тяжелое и безотрадное. Здесь — пробный камень, и многие из начавших молитву Иисусову не выдерживают, а оставляют ее и по-прежнему начинают быть сынами века своего, преданному суете и земному попечению. Но это трудное состояние, духа необходимо пережить подвижнику. Чем крепче решишься перетерпеть этот искус, тем скорее можешь быть победителем враждебного духа. Временем, трудом и усердием добыва­ется мало-помалу духовное сокровище молитвы, которая соединяет нас с Богом. А без молитвы, как пишут Божественные отцы, соединиться с Богом невозможно. Много приходилось слышать, говорят: «Разве молитва рассеянная, невнимательная и исполненная всевозможных помыслов угодна Богу?»... Но ведь надо же знать нам всем и крепко помнить, что сразу делать никакое дело невозможно.

Всякий знает по опыту — сколько времени, трудов и заботы стоило каждому из нас научиться своему делу, которым занимаемся в своей жизни. А тем более научиться молитве — высочайшей науке — небесной Божественной. Необходимо сначала пройти первые степени обучения и навыка молитве в состоянии крайне слабом, не соответствующем ее великому достоинству; но это не должно служить для нас причиною непринятия молитвы. Ибо везде необходимо постепенное развитие. И младенец ведь не может быть сразу взрослым, но требуется время, ожидание и терпение. Эту последовательность должен пройти и тот, кто крепко пожелал научиться Иисусовой молитве. Когда мы, при помощи Божией будем прилежны и старательны, насколько это возможно для нас, в ее первых степенях, то этим откроем себе путь в дальнейшие ее стези, которые хранятся на ее высочайших степенях. Но этих высоких мер желать и искать преждевременно не нужно, т. к. это будет посягательством на Божию святыню и незаконным вторжением в сокро­вищницу духовных благ, которые даются Богом по Его усмотрению и праведному вознаграждению за труды и очищение себя от страстей и за усердное упражнение в первых степенях молитвы. Великое зло происходит с теми, когда неопытные молитвенники, не утвердившие себя в чувствах покаяния, не осознав всецело своего растленного грехом состояния и слабости сил свершения добра, устремляются без опытного руководства, самочинно и самонадеянно в духовную область. Их постигает гнев Божий, и они впадают в так называемую на монашеском языке «бесовскую прелесть», которая есть самообольщение, т. е. почитается истиною то, что есть сущая ложь. Не нуждаться, а даже презирать советы старших... Что хуже этого? Такие за самомнение бывают отчуждены от жизни Божией. Необходимо всякому начинать дело молитвенное с самой первой и начальной степени, неизменно следуя закону постепенности, который, если необходим даже в делах века этого, то тем более, в духовном созревании человека. Здесь скачки невозможны, и какою-нибудь хит­ростью невозможно похитить у Бога ни единого дара, поэтому необходимо преклонить шею свою под иго послушания и смирения; идти тем путем, которым прошли прежде нас бывшие преподобные отцы, руководители и наши наставники, в назидание наше оставившие свои драгоценные писания. Итак, со всяким благоговением радостно и охотно произносите устами, при всяком занятии, во всякое время, днем и ночью эти священные слова: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго».

Имя Божие свято и даже источник святости, а потому от произношения Его освящается воздух, освящаются уста твои, язык и тело твое; демоны же от страшного для них имени Божьего не имеют даже подойти к тому месту, где ты находишься, возглашая имя Божие. В этом вся наука этого священного дела. Кроме помощи Божией, прежде всего, нужно усердное старание и прилежание. Не ленись, пребывай в этом упражнении, сколько от тебя зависит, даже если бы ты и всю жизнь до кончины своей провел в устном упражнении Иисусовой молитвой, только в таком случае приобретешь великое, потому что намерение твое свято и Богу любезно, занятие твое честно и досточтимо и труды многоплодны и спасительны. И блажен ты, и добро тебе будет. Бог даст вкусить тебе плоды трудов твоих или при смерти или после смерти, когда душа твоя освободится от плоти и будет восходить на небо посреди воздушных мытарств, то молитвенное действие, в котором мы пребываем, не ленясь, до конца исхода души, окружит ее и, как пламень огненный, недоступна она будет мытоимцам — демонам, ради всесильного имени Иисуса Христа.

На этой степени Иисусова молитва называется трудовая, делательная, телесная, устная, как произносимая телесны­ми членами — устами и языком. Следующую степень мы назовем второю, т. к. на этой второй степени молитва Иисусова называется «умною» и по действию своему есть «душевная», потому что действуется с участием душевной силы — разума или ума. Способ молитвы тот же, т. е. производится устами же, но только ум заключается — вмещается или входит — в слово молитвы. Это заключение потому, что оно удерживает ум от скитания. Ум удержать от скитания другим способом нельзя, кроме как только всемогущим именем Иисуса Христа. Произнося священные слова Иисусовой молитвы: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», и заключая ум в эти слова, недостаточно одним этим ограничиваться и довольствоваться, хотя и это даже нельзя выразить словом; сколько полезно, радостно и спасительно: но на этой степени еще невозможно ощутить всей силы имени Иисуса Христа. Нужно, чтобы ум, погружаясь в имени Иисуса Христа, видел в нем Самого Христа. Но как видеть?... Во всех писаниях святых отцов строго-настрого запрещается составлять умом какой-либо образ или начертание — форму или фигуру.

Существо Иисуса Христа неизобразимо и нам отнюдь невидимо. Как бы ни вообразили, всецело и всеконечно погрешим, вместо истины будем держать ложное. Поэтому нужно, чтобы ум держался в словах молитвы, был совершенно голым, т. е. чуждым всякого образа и мысли. Само имя Божие и содержащаяся в нем бесконечная благодатная сила произведет свойственное ей действие. Она освятит ум, удержит его от парения, просвятит его разумение — особенно в Божественном писании, прогонит его естественную тьму и ослепление, проще сказать, ум озарится светом Христовым. Это две степени Иисусовой молитвы — словесная и умная, как производимые внешни­ми силами души, повредить человеку не могут, если он только не будет гордиться и презирать других. Ибо гордость есть коренная причина всякой прелести, а смирение есть привлечение благодати и силы Божией. Конечно, молитва может быть трудна, особенно в начале своего производства и привыкания к ней. Но как бы то ни было, она совершенно необходима в деле нашего спасения, и заменить ее невозможно ничем. Мы почитаем подвигом молитву, которая собственно должна быть нашим отдохновением, покоем, наслаждением и радостью. Когда мы сидим за столом и вкушаем пищу, то ведь этого не называем подвигом, а молитва тоже есть пища нашей души, дыхание духа. Но пусть молитва — подвиг, тем не менее, она совершенно необходима в деле спасения, весь успех в этом деле зависит от молитвы, и без молитвы нет спасения души. Без нее духовная жизнь наша и алчет, жаждет и умирает, как рыба без воды. И как быть иначе?... Духовная жизнь наша питается и поддерживается единственно Духом Святым и чистотою души возвышается, а сами в себе начала этой жизни мы не имеем, как не имеем начала и телесной жизни, но через пищу заимствуем ее извне. Как привлекается жизнь духа от Духа Святого? Так же, как и телесная — от пищи: воздеянием рук, произнесением устами молитвы, «отверзох уста и привлекох духа», сердечным воздыханием «из глубины воззвах к Тебе, Господи, Господи, услыши глас моления моего». Если же человек по силам своим употребит возможные для этого труды и будет молить Господа о даровании ему этого бесценного дара, то действительно бывает обладателем небесного блага. А зачатки этого блаженства полагаются здесь именно в нашем молитвенном служении Богу, которое в начале своего к нему привыкания не обещает таких неизобразимо высоких плодов, но по мере внедрения молитвы в сердце, постепенно начинает разгораться в нем Божественный свет, претворяя его естественную полноту в духовное качество. Молитва есть восхождение к Богу в сердце нашем. Молитва есть ключ от сокровищ всех благ небесных. Нет такой вещи, которой молитвою нельзя было бы получить, только бы просимое было благо и спрашивае­мо как должно; молящемуся с верою все возможно. История св. Церкви Ветхого и Нового завета представляет нам чудеса молитвы. Одно уже то можно назвать чудом, что маленькое творение — человек всегда свободно может беседовать с великим и всемогущим Творцом неба и земли, Царем Архангелов, Владыкою Вселенной... Какая честь для молящегося! Это ангельская честь, ангельское занятие! Не обучив себя молитве здесь, на земле, такому человеку нельзя вступить на небо и обитать на нем, как вовсе туда не готовому и не способному, ибо небесная жизнь, само существо ее есть молитва. Все небожители совершенству­ются молитвою, т. е. славословием Творца Своего.

Нужно всякому знать, что молитва Иисусова нуждается в руководстве опытных наставников и в достаточной подготовке на первых степенях, в чем ее и главная сила. Но так как теперь наставников почти нет, а хотя, может быть, где и есть, но найти их трудно, то руководству этому Боголепному и спасительному делу можно искать в ду­ховном писании св. отцов. Если же и это может быть для кого будет трудным по причине малопонимания Св. Писа­ния и по неразвитости умственных способностей, то такому всего лучше и безопаснее читать молитву Иисусову только устами, в простоте сердца, не принимать и не верить никаким явлениям, ибо и сатана является в образе ангела святого. Читай свободно, не спеши гнать одну молитву за другой, старайся слышать каждое слово сам, тогда и Бог услышит тебя. Нужно иметь несомненную надежду, что Господь за доброе веление сердца со временем поможет встать и на истинные стези сердечной молитвы. Сказали отцы св.: «Молись, как можешь, своею нечистою молитвою в начале, а по времени Господь даст тебе и чистую молитву», ибо написано: «...даяй молитву молящемуся» (псал. 93). Молящемуся нужно знать и то, что бывает нередко, особенно в начале, при занятии Иисусовою молитвой: человек читает ее без всякого внимания и без всякого молитвенного ощущения приятного, целые тучи разнообразных помыслов и между ними и скаредные и богохульные,— разбивают ум, как морские волны, и при этом неотвязное скверное лаяние — внушение врага: «Разве твоя такая молитва угодна Богу?.. Только напрасно время теряешь в этом пустом занятии, посмотри вокруг себя на людей, ведь никто-ж ею не занимается, хотя они и старше по жизни и опытнее тебя. А ты разве лучше других, что берешься за непрестанную молитву. Было время, когда занимались ею св. отцы», но теперь трудное время настало и невозможное, брось и живи, как все живут»...

А тут еще бывает, откуда ни возьмись, и советник такой же, что как раз говорит то же самое, что у нас в мыслях, на что уж мы и сами, пожалуй, готовы. И вот тут-то бывает всякому пробный камень и горнило искушения, которое необходимо перейти каждому из званых на эту Божию службу в число избранных.

Бог даст, перейдет эта скорбная пора и увидишь радостное утро Христова Воскресенья. Свет Христов воссияет со временем и в твоем сердце и озарит все внутреннее твое утренними лучами небесного радования и увидишь зарю вечной жизни несомненно в чувствах сердца твоего, только, начавши это Божественное дело, не оставляй совсем. Бывает, занятия, подавленные суетою, которые по необходимости придется оставить на день или два, но это не будет для тебя смущением, и как только оправишься, немедленно продолжай начатое делание молитвы, веселящее сердце и питающее душу небесным хлебом. Великое воистину и преславное дело, богоугодное и нам спасительное состоит в том, чтобы только одними устами произносить Божественное имя Спасителя нашего. Нам как будто не видится от этого никакой пользы, а между тем и устное произнесение имени Иисуса Христа устрашает демонов, их опаляет огонь Божества, и они бегут от того места, где его слышат.

Имя Божие, будучи свято само в себе, освящает наши уста, язык и воздух и все нас окружающее. Святыми Отцами замечено и то, что при упражнении Иисусовой молитвою, особенно при начале ее, человек видит себя несравненно худшим в то время, когда он не зани­мался молитвою; и отсюда иной по неопытности при­ходит в сомнение относительно ее святыни; это про­исходит естественно по порядку необходимости, т. е. свет молитвенной благодати, исходя из Божества Иисуса Христа и проникая во тьму души, устрашает и гонит спокойно дотоле пребывающую там злую силу, и она, встревоженная, приводит в движение все страсти, бывшие в покое. Епископ Игнатий Брянчанинов говорит об этом так: «...сие да будет признаком, что молитва наша начала производить свойственное ей действо, поэтому не устра­шимся, а ободримся надеждою, что молитва наша идет должным порядком и вступила в свои законные права, ко изгнанию нечистой силы». Говорит Божественный Злато­уст: «...умоляю вас, братие, никогда не оставлять правила молитвы, или пренебречь о нем, ибо я слышал некоторых отцов, которые говорили: какой это монах, если он небрежет о молитвенном правиле!» Он же: «Непрестанно пребудь с именем Господа Иисуса, да поглотит сердце Господа и Господь сердце и будут два воедино. Впрочем дело сие не есть дело одного дня или двух — но многих лет и долгого времени, ибо великий требуется подвиг и много­летний,— да извергнется враг и вселится Христос». Св. Лествичник говорит: «...не будем удивляться тому, если увидим, что в начале своего монашеского жития мы бываем боримы страстями более, нежели когда жили в миру. Сначала необходимо возникнуть всем причинам болезней, а потом последовать и исцелению. Нужно, чтобы сие море взволновалось, взбушевалось и волнами извергнуло из себя все, что было внутри принадлежащего ветхому человеку. Враг, не терпя имени Иисуса Христа, исходит, но исходя производит бунт и возмущение, поэтому не нужно обращать никакого внимания, а все читать и читать Иисусову молитву, хотя бы только устную, за неспособностью лучшего, и стараться, чтобы ею наполнять все течение своей жизни, во всех занятиях монастырской жизни. Труд, время и, в особенности, Божие содействие пересилят греховные свойства, и со временем воссияет сия пока трудовая молитва, яко умное солнце в силе своей. Молитва Иисусова предварительно очищает наш ум от суетных по­мыслов, освящает сердце святою благодатию, отторгает его от пристрастия к миру и устремляет в будущий век, к перво­вечному свету Христу, Сыну Божию в коем вечная жизнь».

Нет сомнения, что молиться Сыну Божию можно и кроме, так называемой, Иисусовой молитвы, даже без слов — одним устремлением ума и сердца. Но это, во-первых, есть достояние преуспевших в духовной жизни, отнюдь недоступное большинству людей: во-вторых, и в та­кой умосозерцательной, тонкой и невещественной молитве имя Иисуса Христа не может быть исключено. А иначе — на чем же будет держаться молитва?

Вопрос: Почему при чтении молитвы человек получает наслаждение?

Ответ: Наслаждение или неудовольствие получают не от молитвы, а от гордости и высокого мнения о себе, непокорности властям и непослушания старшим, ищущих отдачи духовной и прочих грехов. Кто же в смирении, покорности, глубоких чувствах своего греховного состоя­ния упражняется в божественном действии, таковой обретает искомое — царство Божие, которое есть внутри нас. Неправы, кто не советует кому-либо заниматься Иисусовой молитвою, считая, что, например, препятствием может быть юный возраст. Но мы признаем, что нет такого времени в жизни человека, когда бы неудобно было это священное занятие, и чем ранее по возрасту, тем лучше, потому что в это время сердце наше еще не бывает поражено земными пристрастиями, суетою века, и страсти плоти еще не восстали и не завладели душою: пока сердце чисто, слово Божие всецело им овладевает — и плод творит 60 и 100.

Рассказ из книги Странника представляет нам пример, как один богомолец приучил к Иисусовой молитве 12-летнего мальчика. «Мальчик так привык к молитве, что почти всегда при всяком деле творил ее без всякого моего принуждения. Я спрашивал его о молитве, от отвечал, что мне непреодолимо хочется всегда творить молитву». И Константинопольский юноша Георгий обучился совер­шенной молитве именно юношей, значит, во всяком возрасте можно творить и совершенствоваться в молитве.

Есть особенно существенные способы к внутренней молитве, и таких находится у святых отцов три.

1-й) Частота призывания имени Иисуса Христа.

2-й) Внимательность к этому призыванию.

3-й) Вхождение внутрь себя, или, как выражаются Отцы святой Церкви, «вхождение ума в сердце».

«Если количество ведет к качеству, то и частое, почти беспрерывное призывание имени Иисуса Христа, хотя в начале и рассеянное, может привести ко вниманию и теплоте сердечной; ибо природа человеческая способна усвоять известное настроение посредством частого упо­требления и привычки. Чтобы научиться что-либо делать хорошо, надобно делать оное чаще».

Желающий достигнуть внутренней молитвы должен решиться часто, почти беспрерывно призывать имя Божие, т. е. устно произносить Иисусову молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», не смущаясь, если в начале это призывание будет нечисто от помыслов. Должно произносить прежде гласно, так чтобы слышал слух твой, тоном умилительным, чтобы душа возбудилась, чтобы сердце смягчилось и принесло слезы сокрушения.

Когда утомится гортань, тогда шепотом и только после мыслью, как это советует св. Дорофей.

Говорит св. Григорий Синаит: «Чтобы далее возбуждать­ся к непрестанному творению молитвы, учащийся должен полагать себе в правило, смотря по времени, известное количество несколько раз призывать, т. е. столько-то сотен, или тысяч молитв по четкам»; например, старец назначил страннику начать с трех тысяч, и потом мог совершать по 12 тысяч в сутки и более; определи и ты себе по силе — ну, хоть по одной тысяче в сутки и затем прибавляй через месяц по тысяче. Сказанный странник научился совершать по 12 тысяч в сутки через 10 дней, но этот образ не для всех исполним, а для наглядного примера много тут пользы, т. к. странник много лет готовился или, лучше сказать, сама Божия благодать подготавливала этого избранника Божь­его на путь истинной молитвы. И вот, опытный старец указал правильное направление делу, которое в продолжи­тельное время принесло обильный плод Иисусовой молитвы. Молитву должно читать и днем и ночью, у кого сколько для этого дела есть запасного времени вне занятия, но как мы выше говорили, что и во время всякого занятия должно произносить молитву, а вне занятия отдавать ей время с большею внимательностью и наблюдением ума и сердца, в каком именно они порядке проявляют свое действие. В молитве нужна крайняя неспешность: выгова­ривать нужно слова крепче — внятнее, напрягая уста и язык. По некотором времени уста и язык упражняюще­гося получают такой навык и как бы самодвижность, что уже без особого усилия сами собою будут двигаться с изречением имени Божия, даже и без гласа. Далее к этому движению языка станет прислушиваться ум и постепенно очищаться от рассеяния и приходить к сердцу, где и будут обоюдно умолять Владыку о разрешении от иноплеменных уз, по изречению Самого Спасителя: «Аще где обрящется двое или трое во Имя Мое, там посреди их и Аз». Когда ум подружится с сердцем, тогда и плоть покорится им, и, следовательно, тогда начнут все трое работать единому Содетелю — Богу.

Желающий посредством внимания достигнуть внутрен­ней молитвы должен держаться, сколько возможно, уединения, избегать бесед с людьми, молитву творить неспешно и не помногу вдруг, а с некоторою расстановкою, углублять ум в молитвенные слова таким образом, как бывает при внимательном чтении книги, по возможности отгонять помыслы и всемерно внимать Иисусу, которого призывает, иногда, сотворивши одну молитву, побезмолв­ствуй немного, как бы ожидая ответа Божьего, старайся удерживать внимание и в случае рассеяния, всегда помни, что ты решился для Господа пребывать в непрестанном внимании, молитве, при очищении ума от помыслов.

Будем творить устную молитву, хотя в начале рассе­янную; питая надежду на получение благодатной молитвы, А если же не будет у нас устной молитвы, то как можно надеяться на получение благодатной молитвы? Кто не посеял на своей ниве, тому не может быть ожидания жатвы, ибо устная правильно творимая молитва — в чувствах покаяния, то же сеяние на доброй земле; тут есть несомненная надежда и на собрание плодов в свое время, когда это будет Богу угодно.

Молитва есть луч небесного мира, воссиявший своим благодатным светом во мраке души, она в одно и то же время, как исполняет нас радостью великою, так и веселит нас надеждою вечной жизни, искру ее показывая в сиянии молитвенного света. Устная Иисусова молитва тем для нас драгоценна, что при краткости ее всегда можно читать ее, чем бы мы ни были заняты (кроме греха) во всякое время и на всяком месте; но несмотря на свою краткость, она заключает Божественную, всемогущую силу в имени Иисуса Христа. Силу духовную в Иисусовой молитве может временами чувствовать и всякий вершитель ее, хотя и слабый. Пусть не смущаются те из нас, кто при этом занятии своем чувствуют сухость, тяжесть, неохоту, леность и прочее скопище противного молитве, ввергающее в безнадежие, уныние и отчаяние. Всякое дело, в мире этом совершаемое, сразу не может быть хорошо. Сколько требуется трудов и времени, чтобы научиться ремеслу, художеству, достигнуть высокой науки, над которой трудятся почти всю жизнь, и все это попечение только для временных благ; для достижения этих целей даже не щадят самой жизни. Если трудно достигаются земные науки, то не тем ли труднее должна быть небесная наука — внутренняя к Господу молитва? Всякий, вступивший на подвиг упражнения Иисусовой молитвы, хотя бы и не видел никакого плода, даже и в продолжение многих лет, пусть не смущается, и не приходит в безнадежие, что суетен труд его. Придут те блаженные времена тишины и отрады, когда солнце правды озарит ум вершителя молитвы утренними лучами вечного света. Пусть вершитель молитвы терпеливо пребывает в устном упражнении молитвою, не скучая и не тяготясь, хотя бы только языком и устами мог произносить Божественное имя Спасителя нашего. Тут нет ни внимания, ни усердия, ни сердца. Не смущайся! Это так поначалу, а далее будет легче, только не бросай, а пребывай в смирении и терпении, трудись и непременно достигнешь блаженного состояния. Дело упражнения Иисусовой молитвой, как бы человек ни занимался ею, полезно душе, спасительно и невыразимо благодатно, потому что показы­вает его благое воздействие пребывания устремлением своей души в высочайшем деле, которое дает ему честь и хвалу. Приемлется воздействие, а немощь — это наше природное свойство, исцеляемое единственно Господней благодатью,— поэтому не будем смущаться тем, что не можем молиться чистым умом и горящим сердцем, а как можем. Будем читать Иисусову молитву, хотя бы и море помыслов нас обуревало и сердце кипело мерзостными страстями. Бог даст, все пройдет и исчезнет, изгонится из душ наших прирожденное зло, и вселится Божья святыня, мир и любовь, и увидим свет вечной жизни. Те говорят не совсем точно, кто учит сначала непрестанно приобрести разные добродетели, изгнать из себя страсти, очистить сердце и тогда начинать Иисусову молитву. Так нельзя. Ибо своими силами мы решительно не можем сделать ничего хорошего, как учит нас этому Священное Писание. «Без Мене не можете творити ничесоже». А нужно именно с помощью молитвы, при ее делании, производить все свои дела. И это согласно с истинным положением нашей земной жизни, чтобы на всякое дело спрашивать помощь Божию — молитвою, следовательно, молитва и должна быть впереди всех занятий, как и Апост. говорит: «Прежде всех творите молитвы». Итак, с молитвою внутри себя должно идти на всякое дело, нам надлежащее и, сотворив его, воздать благодарение Щедрому Богу.

Если мы, чего не дай Господи, проведем время жизни своей без молитвы, то во время смерти постигнет нас великое зло. Св. Исихий Пресвитер говорит: «Не имея молитвы, не может душа пройти воздушные мытарства, но будет удержана и взята бесами, потому что нет у ней покрова молитвенной благодати». И вот наше усердное слово: пребывать в послушании, любви Богу и ближним, смиряться всячески, чистым храня свое сердце, особенно от блудных помыслов, ибо сказано: «...не войдет благодать в зло-художную душу», никого не осуждая, всем прощая, да улучишь прощение, и спасемся. Св. Лествичник говорит: «...какие бы мы великие подвиги ни проходили, но если не имеем печального и болезненного сердца, то они суетны и неполезны». Можно сказать, не смущаясь, и это: не потому ли ныне так холодно и вяло идет духовное преуспевание в человечестве, что отступило от него это нужнейшее и Богу угодное и нам спасительное познание своей бедности, расстроенности, когда стали меньшие господствовать над высшими, по причине гордости и ду­ховные наши стремления и движения погребены в чув­ственной области жизни. Хотя каждый из нас может за собою наблюдать и замечать свою немощь, но по большей части мы оправдываем себя в глазах своих и перед своим сознанием,— от этого нет у нас истины, правды, искренно­сти и Божьего действия по слепоте духовной — «ослепи бо их злоба». Не видит человек нужды в Божьей помощи, не ищет ее, не просит, и она к нему не приходит.

Укажем здесь насколько возможно с нашей стороны ту истину, что Иисус Христос, Сын Божий — Бог. Филарет Московский говорит: «Бог во Иисусе». Скажут: Иисус — имя человеческое, есть Иисус Навин, Иисус, сын Сирахов. Такое умозаключение нужно признавать за еретическое; такое изречение оскорбительно для истинно правоверую­щего христианского сердца. Иисус Христос, Сын Божий, 2-е лицо Св. Троицы есть истинный Бог. Мы никак не можем допустить, чтобы истинный православный христиа­нин смешал имя Иисуса-Бога с именами Иисуса Навина и др. Те, как люди, были ограничены; Иисус ни одного греха не сотворил, и без греха только и есть Един Бог — Иисус Христос — Ипостасное лицо Святой Троицы. Когда мы молимся, читаем акафист Сладчайшему Иисусу: «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго», то ужели кто может думать или мысленно обращаться к другому Иисусу, а не к Божественному Сладчайшему Иисусу Христу?.. Говорит: «Иисусе Сладчайший, спаси меня» и вместе уничижать и умалять это Божественное Имя — Иисус? Нам и подумать страшно, чтобы дерзнул кто умалить это великое страшное и преславное имя, которое со страхом и трепетом произносили и сами святые. Смотрите, смотрите вы, которые усомнились в Божественности Иисуса, что вам вещают проповедники, святые апостолы, исполнен­ные Святого Духа и озаренные Христовой истиной, они возвещали по всему миру, что «Иисус есть воистину Христос, Сын Божий, и всякий, веруя в Него, не погибнет, но узрит живот вечный» (Иоан.3:13). Все пророки свидетельствуют, что оставление грехов можно принять именем Его — Иисуса Христа, И что Он есть нареченный от Бога Судия живых и мертвых (Деян.10:42—43). Видите ли, как сам Бог возвеличил своего Единородного Сына Иисуса, нарек Его Судьей, и дал власть судить живых и мертвых, но кто же может живых и мертвых судить, как только Един Бог — Иисус Христос. Устрашитесь вы Иисуса, праведного Судью, дабы вам не подпасть под Его праведный гнев за умаление Его Божественного имени — Иисуса. Имена, принадлежащие Сыну Божию, все равно­сильны, нельзя одно имя умалять, а другое возвеличивать, и также нельзя отнять или отделить одно имя от другого, как отнять голову от туловища, так и имя Иисуса от Сына Божия, Который есть Бог.

Преподобный Серафим Саровский говорит: «В мо­литвенном деле необходимо нужна собственная практика и развитие духовных сил свое личное». Книги не научат, они только нужны для увеличения усердия и проверки и указания, а идти нужно самому и пробивать путь в молитву непременно своим трудом — долгим, непрерыв­ным и многолетним. Нужно поставить приобретение Иисусовой молитвы главной целью своей жизни, коренным и существенным делом. Ошибаются современные монахи, когда хотят заменить молитву делами послушания... Само послушание ценно, если оно проникнуто молитвою. И, хотя ради покорности и уничижения своей воли и полезно, но оно не питает души бессмертной пищей. Вот почему почти повсюду в монастырях монахи и монахини скорбят, ропщут, малодушествуют, подвергаются нерадению, впада­ют в уныние и лень. Душа духовно голодна, и ничто ее не насытит, как только молитва во имя Иисуса Христа, как только заключающее в себе беспредельную полноту духовных благ и соединяющее нас с самим Сыном Божьим, Который есть Един лик Святой Троицы. Без молитвы нельзя соединиться с Богом, а без этого какое может быть и спасение?.. Как пламенно молился св. Апостол Павел: «Преклоняю колена мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, да даст вам, по богатству славы Своей крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеце. Верою вселитися Христу в сердца ваша» (Ефес.3:14,16). Свойство Иисусовой молитвы таково, что и сама вера в Господа Иисуса Христа может существовать, жить и идти вперед только молитвою и без этого, т. е. без молитвы, она, т. е. вера, находится в покое. Вера без двигателя-молитвы — мертва. Мирянин, удаляющийся от личной или общественно-церковной молитвы, удаляет себя от общения с Богом и, подобно иноплеменнику, не познавшему Бога, погибает, и таковой — не христианин, а язычник. Тем более монах, не имеющий монашеской печати — молитвы: это не монах, а простолюдин.

В наше время нередко можно слышать слова древней мудрости, которые относятся именно к монахам: «Спасаяй, да спасет свою душу». Это значит: сам не зевай, а смотри в оба глаза под ноги и на стороны не озирайся, а углубись в совершение Иисусовой молитвы и пребывай внутри себя, как будто никого нет вокруг тебя, только ты да Бог. Время настало тяжелое, особенно для душ боголюбивых; везде им тесно; от мысленных врагов непрестанное штурмование всевозможными непотребными внушениями помыслов и движений, а от окружающих — насмешки, презрение и клевета, и это верно по сказанному: «...и враги ему домашние его». Быть может, недалеко и конец мира, поэтому и надо поспешить в занятии молитвою, которая для ищущих спасения ничем не заменима. Но писать о ней не хватит и целой этой жизни, читайте, где она еще подробнее разъясняется. Если только вы не удовлетвори­тесь малой книжицей, то смотрите у Паисия Величковского, Нила Сорского, Еп. Игнатия Брянчанинова, Еп. Феофана и др...

Как пчела отовсюду собирает мед для питания, так и вы труды полагайте великие, ибо после покоя, сказано, никто не взойдет на небо. Без молитвы Иисусу Христу у нас доброго ничего быть не может, но она покоится на смиренном чувстве и сокрушении о грехах своих в сердце. Нужно плакать и рыдать о своем растлении, в котором все мы находимся, но, к несчастью, не хотим этого осознать по своей гордости. От этого и нет преуспевания в духовной жизни. И вот теперь, если вы действительно хотите приобрести вечное спасение, то вам необходимо по преимуществу стараться о приобретении двух предметов: во-первых, непрестанного совершения внутренней молитвы Иисусовой а, во-вторых, чтобы приобрести сердце печальное, болезненное и плачущее о грехах своих. А отсюда естественно должно произойти смиренное о себе мнение и видение себя; на этой почве только и можно водружать — насаждать Иисусову молитву. Господь гово­рит: «Огня приидох воврещи на землю» наших сердец. Он исходит от Господа и приобретается нами через любовь к Иисусу Христу и молитву, Его именем тайно действую­щую в сердце. А чтобы приобрести Иисусову молитву, необходим личный труд, для проверки этого действия написано много книг. Все мы, монахи, действительно можем быть осуждены за то, что имея такие средства, не беспокоимся о приобретении бесценного блага, а потому и вся жизнь наша не освящена внутренним светом Христовым, обычно изливающимся в сердце от имени Иисуса Христа, проходит во тьме и сени смертной. Стараются иноки чем-нибудь заменить Иисусову молитву, не терпя трудности ее делания, бываемого в начале, но напрасно; она лежит обязательным законом на каждом монахе и нет средства, которым можно было бы ее заменить. Обычно успокаивают себя словами: «...послуша­ние выше песта и молитвы», не понимая смысла этих слов. По мысли Св. отцов, истинное послушание необходимо служит основанием Иисусовой молитвы, а у нас приемлется этому противный смысл. Благодатный вершитель Иисусовой молитвы Святитель Игнатий Брянчанинов говорит о молитве следующее: «Нищим свойственно просить, а обнищавшему грехопадением человеку свойственно молиться». Путь к Богу — молитва, измерение совершаемо­го пути — различные молитвенные состояния, в которые постепенно входит молящийся правильно и постоянно. Научись молиться Богу правильно; научившись молиться правильно, молись постоянно и наследуешь спасение. Спасение является от Бога в свое время. Для правильности молитвы надобно, чтобы она произносилась из сердца, пребывающего в чувстве нищеты духа, сердца сокрушенно­го и смиренного. Молитва — причащение жизни. Оставле­ние ее приносит душе невидимую смерть. Что воздух для жизни тела, то Дух Св. для жизни души. Душа посредством молитвы дышит этим святым, таинственным духом. Если ты занят общественными обязанностями, и если ты инок, и монастырским послушанием занят и не имеешь возможности уделять молитве столько времени, сколько бы ты ни хотел, не смущайся этим: законно и по совести проходимое служение приготавливает человека к усердной молитве. Как об этом и св. Лествичник говорит: «...брат, быв целый день на послушании и по окончании оного вставши для келейного правила, враз исполняется весь молитвою» (Лест. 4, Слово о посл.). «Заменяется качеством количе­ство. Ничто так не способствует к преуспеянию к молитве, как совесть, удовлетворенная Богоугодною деятельностию. Душа молитвы — внимание» (Св. С. Н. Богослов). Как тело без души мертво, так и молитва без внимания — мертва. «Внимание есть первоначальный дар Божественной благодати, ниспосылаемый трудящемуся и терпеливо стражду­щему в подвиге молитвенном» (Добротол. ч. 4, гл. 24). «Если бы во время молитвы твоей представился тебе чувственно или изобразился сам собою в тебе умственно вид Христа, или Ангела, или какого святого — словом, сказать какой бы то ни было образ,— никак не принимай этого явления за истинное и не вступай с ним в беседу» (Св. Григ., Синаит Добротол. гл. 1-я), иначе непременно подвергнешься обману и сильнейшему повреждению душевному, что и случилось со многими. «Наслаждение в молитве — исключительный удел избранников святых Божиих, обновленных Св. Духом. Ощущения, порождае­мые молитвою и покаянием состоят в облегчении совести, мире душевном, примирении с ближним, довольстве своею жизнью, в милости и сострадании к человечеству, в воздержании от страстей, покорности Богу; этими ощущениями будь доволен. Спеши с молитвою, жаждущая душа спасения, спеши в след Спасителя, претерпи великодушно и смиренно скорби и уничижения, которые Он попустит тебе на пути молитвенном. Для успеха в молитве непременно нужна помощь от искушений. Искушая нас извне, демоны злодействуют и внутри нас различными помыслами; тут всякому духовному воину надлежит вести жестокую брань, тут победа той или другой стороны, тут доброму воину приобретение искусства, а за искусство победные венцы. Ничтожное, по-видимому, пристрастие, невинное, по-видимому, любовь к какому-нибудь предмету, одушевленному или неодушевленному, и это уже низводит ум и сердце с неба и повергает их на земле. Святитель Игнатий предлагает рабу Божию избрать благоразумное, ежедневное, непродолжительное правило, постоянно ис­полняемое, соответственно силам и роду жизни; это служит большим пособием для ревнующего о своем спасении. Стяжавши этот блаженный навык, всегда исполняет правило в известные часы, едва приближается молитвенное время».

Св. Варсанофий В. говорит: «Непрестанное призывание имени Божия есть врачевание, убивающее не только страсти и самое действие их» (ответ 42). Св. Иоанн Лествич. советует заключить ум в слово молитвы, и сколько бы раз «он ни устранился из слов, опять вводи его» (слово 28, гл. 17). Этот механизм особенно полезен и удобен в наше время при оскудении истинных наставников. Когда ум будет таким образом во внимании, тогда и сердце вступит в сочувствие уму умилением,— молитва будет совершаться вместе умом и сердцем. Слова молитвы нужно произносить очень неспешно, даже протяжно, чтобы ум имел возможность проникать в слова.

Утешая и наставляя живущих вместе иноков, занимаю­щихся монастырскими послушаниями, поощряя их усердие в молитвенном подвиге, Лествичник говорит: «От монахов, занимающихся послушаниями, Бог не требует молитвы вполне чистой от развлечения. Не унывай, будучи скрадываем рассеянностию, благодушествуй и постоянно понуждай ум твой возвращаться к себе, ибо совершенная свобода от рассеянности — принадлежность Ангелов» (слово 4, гл. 93). «Мы, которые порабощены страстям, будем молиться Господу постоянно, неотступно, потому, что все страстные перешли такою молитвою к состоянию бесстрастия. Если ты неослабно будешь приучать ум твой, чтобы он никуда не удалялся из слов молитвы, то он и во время трапезования твоего будет при тебе. Заботясь более о качестве молитвы — о внимании при посредстве заключе­ния ума в слова — будем молиться много. Количество служит причиною качества. Господь дает чистую молитву тому, кто молится безленностно, много и постоянно своею оскверняемою развлечением молитвою. Новоначальные иноки нуждаются в продолжительном времени для обучения молитве. Невозможно, вскоре по поступлении в подвиг молитвы, достичь этой верховной добродетели. Нужны и время, и постепенность в подвиге, чтобы подвижник созрел для молитвы во всех отношениях, как цвет и плод усердных тружеников молитвы, которые долго трудятся и не достигают духовной молитвы: «Не унывайте, добрые делатели!».

В предисловии Филофея Синайского говорится: «А поне­же древним, а не и нынешним точию, множайшим бысть скончание, не сподоблюшимся еще в животе зрительныя молитвы не должно сомнетися о сем: неправда бо у Бога места не имать, но всячески за труды их, имиже потрудишася во истинном отеческом пути делательныя молитвы, дает им действие при смерти, или после смерти, зрительная оныя молитвы, с нею же аки пламень огненный приходят воздушныя мытарства». Паисий Величковский ст. 95 поясняет это упрощенной речью так: «Нашего слабого времени духовные делатели не должны приходить в недоумение и смущение, что не видят плодов своего делания умо-сердечной молитвы. Но древние отцы имели более возвышенное делание, молитвы делательной, т. е. устной, правильно совершаемой в чувствах смирения, сокрушения и покаяния во всю свою жизнь, и не сподоблялись многие при жизни умозрительной благо­датной молитвы и не сомневались в получении Божией милости за свои труды, хотя после смерти узреть спасение. И действительно, неправда у Бога места не имеет, но всячески усердных смиренных тружеников своих сподобля­ет великими дарами благодати, иных на конце жизни сей и за несколько дней или часов до смерти являет Свое Божественное присутствие, или Богоматери, св. Ангелов и Святых, в этих небесных явлениях давая видеть убежденно, что понесенные ими труды, смирение и ко­нечное терпение были нетщетны; но имеет часть со святыми. А иных Праведный Мздовоздаятель сподобляет уже по исходе души из тела такой благодатью, что, возносясь от земли и проходя воздушные пространства, яко огнепалимая молния, своим восхождением эта душа опаляет воздушных истязателей — бесов, и ни на одном мытарстве не задерживается, ибо благодать св. Иисусовой молитвы, или лучше сказать, Сам Сладчайший Иисус Христос, возносит чистую душу; как говорит Писание, Бог есть мост от земли до неба. Видя веру и терпение святых, претерпим до конца и мы, хотя в устной, но правильно совершаемой молитве, и нас Милостивый Дародатель не лишит части оных святых».

КРАТКИЕ ПОУЧЕНИЯ О МОЛИТВЕ ИИСУСОВОЙ СТАРЦЕВ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

Ответы на вопросы ученика старца Льва.

«Когда никакая святая мысль не действует на раздра­женное или предавшееся нечувствию сердце, что должно делать, чтобы умягчить себя?»

— Должно уединяться, принуждать себя к молитве, к излиянию души перед Богом словом Божиим, молитвою, смирением, благодарным чувством сердца к Богу во всех изменениях, не только внешнего состояния, но и внутрен­него.

«Если я по случаю какого-либо послушания не могу иметь другого времени для келейного правила, как мне поступить?»

— Если ты был в отлучке, изнемог, успокойся, правило оставь, смиряясь, и не переживай об этом. А когда послушание будет умеренное, постарайся совершить свое правило.

«Каким образом избавиться от рассеянности мыслей в молитве?»

— Молясь устами, молись и умом, т. е. заключай ум в силу слов молитвы. Старец иеросхимонах Макарий пишет: «Из письма вашего понимаю, что вы ищете от меня не правила  молитвенного,   а  всегдашней умной Иисусовой молитвы. Дело это высокое и превышающее мое достоин­ство. Св. отцы писали каждый по своему усмотрению, как кто достигал. Однако не просто только твори Иисусову молитву, и получите вся благая; о сей молитве множество книг  написано,   как  проходить  оную  и  какия  бывают подсады  от  врага и как неискусные бывают от него низлагаемы и погубляемы».

Старец иеросхимонах Амвросий: «Иисусову молитву хорошо употреблять, особенно при борении помыслов».

«Что лучше, справлять ли обычное правило или проходить Иисусову молитву?»

Лучше исполнять то и другое. Стоя в церкви, нужно внимательно слушать чтение и пение, но, кто может, хорошо при этом и совершать Иисусову молитву со смирением, особенно, когда невнятно слышно.

Что касается умной и сердечной молитвы, скажу, что враг наш душевный ни против какой добродетели так не восстает, как против молитвы; всеми силами подвигает человека на гнев и на вражду. Илия Экдик пишет: «Егда помолишься, якоже подобает, ожидай тех, яже не подобает». И Патриарх Каллист пишет: «Если хочешь узнать, как подобает молиться, то смотри на конец молитвы. Конец же ее, возлюбленные, есть всегдашнее умиление, сокрушение сердца, любовь к ближнему».

Ревнителю монашества всегда следует помнить слово Самого Господа: «...не всякий глаголяй Ми, Господи, Господи, внидет в царство Божие, но творяй волю Отца Моего». Преп. Марк Подвижник, в Слове о Покаянии говорит: «Первое дело для начинающих есть молитва, очищение помыслов и терпение постигающих скорбей. Без сих трех нельзя совершать и прочие добродетели. Да и самая молитва без очищения помыслов и перенесения скорбей совершаться не может».

Старец иеросхимонах Анатолий: «Пока не вкусит человека, яко благ Господь, трудно бывает непрестанно иметь в сердце Иисуса. Но пока держится молитва, не оставляй ее. А главное во время молитвы укоряй себя, как недостойного произносить имя, славословимое ангелами. И скорби собирай, как сокровище — ибо это очень способствует Иисусовой молитве, потому враг и подстрекает всех, кого только может досадить нам».

«Держи больше усиленную молитву; от усиленной молитвы никто не впадает в прелесть, а умную сердечную молитву без наставления проходить опасно. Такая молитва требует безмолвия, молчания и смирения с самоукорением во всяком неприятном случае. Поэтому безопаснее всего держаться молитвы устной».

Старец иеросхимонах Иосиф говорит: «Иисусова мо­литва — вещь как бы простая, а неудержима, сказал несколько раз и забыл, вспомнил, еще проговорил десяток раз и опять рассеяние. В день сотню одну скажешь, а воображаешь себе, что молитву проходишь. Поэтому вначале надобно непременно иметь в молитве количество, т. е. со счетом проходить, пока не получишь в ней навык». При неукоснительном исполнении хотя бы внешнего в начале келейного правила, со временем появится охота и помимо правил заниматься творением Иисусовой молитвы. Молитву Иисусову нужно произносить при всяком занятии — послушании непрерывно и не спешить в произношении слов; раздельно и внятно выговаривай до конца каждое слово, особенно слова: «помилуй мя грешнаго». Так говорил и о. Амвросий: «Должно, чтобы каждое слово доходило до твоего слуха, а когда это будет, т. е. будешь внимательно слушать молитву, то тогда и Бог услышит твою молитву, и получишь желаемое, о чем просишь в молитве, конечно, в свое время, угодное Богу. Во время молитвы проходят целые тучи разнообразных помыслов, это обычно диаволу навевать, дабы отвлечь внимание от молитвы. Но тут-то и нужно усерднее и продолжительнее углублять ум в слова молитвы и помыслы, т. е. сам диавол, жегомый страшным именем Иисусовым, бежит со всеми клевретами». Еще старец говорит в поучительной своей беседе, преимуще­ственно с близкими своими учениками и ученицами о молитве: «Молитва Иисусова великую пользу доставляет тому, кто ее творит непрестанно, и непременно надо привыкать творить всем ее, ибо она будет утешать особенно во время скорби и болезни». Некоторые говорили: «Батюшка, какое истинное намерение должно быть при молитве?» Старец ответил: «Спасение: чтобы просить помилования, а не утешения». В церкви при молитве Иисусовой со счетом нельзя внимательно слушать, что читается и поется? Ответ старца: «Нет, значит можно, когда достает времени на разные помыслы. Конечно, и в древние времена преподобные отцы творили молитву по счету, для этого они же и изобрели четки». Если человек, будучи здоровым, не занимается молитвой, то и когда заболеет, не в состоянии будет молиться, как не имеющий навыка и ему тяжело бывает. А поэтому, пока здоров, надо научиться и привыкать к молитве, творить ее беспрерывно, хотя бы и нечисто от других мыслей, ты говорил, но все же будешь со смирением выговаривать: «Господи, помилуй мя грешнаго».

Неукоснительное исполнение келейного правила приво­дит своего последователя к непрестанному желанию совершать молитву и кроме определенного правила.

Примечание: Келейное правило в Оптиной пустыни обязательно для всех, начиная от настоятеля.

Келейное правило распределяется на три степени: для начинающих, средних и совершенных; о последней степени, быть может, кто-либо возразит, что совершенный муж не может быть связан какими-либо внешними правилами, он должен руководствоваться не узами человеческого закона, а свободным соизволением по действию благодати свыше. Справедливо это возражение, но мы имели в виду совершенство не духовное, внешнее совершенство инока, т. е. пострижение его в мантию. В первой степени послушник исполняет I пятисотницу [*], а ревностно относящийся к святым и подражающий им, тот может прибавить к пятисотнице еще какое-либо молитвословие, а также из чтения; или определяет известное число Иисусовых молитв; впрочем, большого количества в начале не возлагай на себя, чтобы от непосильной ноши не ослабеть на пути и не сбросить с себя всего. Никто не дерзнет своей волей возложить на себя какое-либо обязательное молитвенное правило, но непременно с совета и по благословению своего старца, или отца духовного. Всякому послушнику нужно распределить свое суточное время, которое в его зависимости, т. е. то время, которое свободно от монастырских послушаний, чтобы каждый час нашей земной жизни имел свое значение и силу, которая, хотя потихоньку, но постепенно двигала бы вперед по пути к спасению. Будем все мы без лени посещать храм Господень обязательно, кому это возможно и свободно от занятий св. послушания. Боголепное служение в св. Христовой церкви для нас самих неприметным образом таинственно обновляет душу, совершенствует и исполняет блаженной надеждой на спасение. Как говорит св. Царь Давид: «В дом Господень пойдем, ибо благо мне приметатися в дому Бога моего». Впрочем, пусть не унывают и не смущаются те, которые временно отвлечены от частого хождения в храм святым послушанием. Ибо и в послушании для св. обители есть дело Божие. Только надо проходить послушание с разумом, т. е. с умалением своей воли, безусловно покоряя свою волю воле настоятеля и старшему в своем послушании, ибо это рождает смирение, которое служит твердым основанием для богомысленного здания Иисусовой молитвы.

А покровом этого здания является бессмертная любовь. Итак, повторяю, будем свое время употреблять благора­зумно, преимущественно церковному богослужению, иное — телесному подкреплению, которое по разуму святых должно служить только развлечениям от уныния, еще на чтение святого Писания и более на молитву, говорит св. Тихон Задон. Итак, определи себе в помощь своего спасения порядок келейного правила, и чтобы было правильное времяпрепровождение полезно и свято, для этого опять повторяю, на исполнение всякой добродетели должно иметь св. благословение старца. И тогда, словно за послушание старцу, решись идти по избранному и благосло­венному пути вперед.

Во 2-й степени рясофорный монах к пятисотнице прибавляет еще 2 кафиз, и также определяет себе правило по вышесказанному порядку, если захочет.

В 3-й степени мантейный монах прибавляет к пока­занному правилу 2 гл. св. Апост., 1 гл. Св. Еванг.; если же затрудняются чтением по слабости зрения, или еще при какой немощи, или по личному желанию, заменяют чтение или новой пятисотницей, или определяют известное число Иисусовых молитв, но непременно с совета и благословения своего старца. Некоторые говорят, что ныне нет старцев, такое мнение ошибочно. Правильно избранного на должность старца Господь облекает благодатной силой, и эта сила производит свое действие по вере вопрошающего. Эту истину подтверждает Сам Божественный Учитель: «По вере вашей буди вам». «Яко веровах, тако возглаголах», говорится также. Если же некоторые не получают желаемого, значит неправильно просят, т. е. маловерием и двоедушием; такие, сказано, не будут направлены в царство небесное. Кто-либо из любопытствующих спросит: «Какое же правило должен исполнить иеродиакон, иеромонах и т. д.? «А разве они уже не монахи?» — ответим им вопросом. «Имея уши слышати, да слышит».

Умеренно-неспешное правило одной пятисотницы дол­жно занимать время приблизительно с час, но, как приходилось слышать, некоторые совершают в полчаса, такое механическое моление едва ли может умилостивить Праведного Судию, чтобы получить помилование за свои грехи. Сказано: «Работайте Господеви со страхом» — устрашимся, братья, праведного гнева Божьего, наказыва­ющего за небрежное исполнение дела Господня прокляти­ем; внимательные же к своему спасению и более часа употребляют на одну пятисотницу. Старец о. Иосиф сам совершал молитву со счетом, и выходило в общем количестве приблизительно одна тысяча на час. Этому доброму делу учил и других он словом, примером и мудрым разъяснением в сомнениях на молитвенном пути.

Один из учеников старца о. Иосифа, движимый чувством братской любви и доверия, поведал нам следующее душеполезное сказание, которое передаем печати для назидания: «Много и жадно читал я св. строки о Иисусовой молитве, и возгорелось мое желание творить молитву по возможности всегда и непрестанно со счетом. Сильную имел любовь я к Сладчайшему моему Иисусу Христу. Тогда я начал проходить молитву с такою жаждою и напряжением, что от внутреннего молитвенного действа все мое тело раскалялось, как бы наполненное внутри меня горящими углями. В упоении от такого разгорячения я созерцал небесные видения, т. е. представлял образно, как пишут на иконах Спасителя, Божью Матерь и святых Ангелов, и от такого умилительного зрения много плакал Некоторое время старцу я не говорил о своих видениях. Читая св. Симеона, Нов. Богослова, о трех образах молитвы, увидел я, что неправильно мое делание. Иду к старцу, объясняю подробно. Старец уверил меня в моем заблужде­нии своими мудрыми и святоотеческими разъяснениями. Тогда стал чаще ходить я к старцу и все внутреннее открывать, на что всегда получал удовлетворительное наставление. Чтением св. отцов и указаниями старца внутреннее во мне действие переменилось. Кровяной жар остыл, видений не стало, слезы высохли. И вот прошло много времени, как я в творении молитвы, не торопясь, тихо, неспешно, со вниманием, т. е. заключением ума в божественное вездесущее присутствие, которое вмеща­ется в словах молитвы, подвизаюсь. В это время иноплеменным помыслам уж нет места в умной области; но от такого внимательного действия еще младенчествующий ум скоро устает и неудержимо бежит в еллинские расселины. В это время должно приостановить молитву и дать подкрепление уму, надо читать мин. 15, чтением ум укрепляется и с новою силою держится в молитве; чем более пребываешь в молитве, с промежутками в чтении, тем более ум усвояет силу долее держаться вниманием в молитве. А какие тут бывают душевные состояния, то сего словом человеческим высказать невозможно. Тот только вполне может понимать, кто сам испытал на себе, как невозможно описать дуновение ветра, видообразность мыслительной силы, это только можно каждому чувство­вать на себе, так и состояние души от действия молитвенно­го делания. Частию можно обрисовать, как ум может соединяться с сердцем во время внимательной молитвы: обыкновенно голова склоняется к груди с закрытыми очами, от долгого пребывания ума в словах молитвы, тогда ум непринужденно, сам свободно нисходит в сердце, при посредстве как бы шаровидного светлого облака. И там ум и сердце совокупно зрят своего содетеля, Иисуса Христа, распятого нашего ради спасения, но сие зрение не такое, как было описано в начале. Тут видение души Творца свое духовное, верою и чувством души вездесущего Бога. От сего видения душа приходит в великое умиление, сокруше­ние и сладкий плач о грехах, тут неописуемый мир души, тут пламенная любовь ко всем, так бы и обнял ноги всех. Иисус Христос, пребывая во гробе с пречистою плотию, вместе и во аде с душою, яко Бог, в раю с разбойником и на престоле со Отцом и Св. Духом, купно может пребывать и на престоле чистого сердца человека. Ибо Он все исполняет: небо, землю, человека и преисподнюю, как церковь поет в пасхальной песне: «Ныне вся исполнишаяся света, небо же и земля и преисподняя». А какая бывает жажда, потребность в молитве, это можно сравнить с состоянием человека после вкушения самой соленой пиши и лишенного воды. После этого представь, какая может быть жажда у этого человека... Но человек, идущий путем смирения и внимательной молитвы, еще большую имеет потребность в утолении водою, текущей в жизнь вечную. Да, не все испытывают это, но им же дано по благоволению Божию! А кто постигает искушения этих рабов на своем пути! «Имеяй уши слышати да слышит», т. е. кто идет путем молитвы, тот только и может понимать действия искушения и угнетения бесов при этом деле. Святитель Игнатий Брянчан. советует читать акафист Сладчайшему Иисусу, чтобы удобнее привыкнуть к совер­шению Иисусовой молитвы: «Сие я возлюбил всею моею душою и стал читать по потребности желания, но прежде чтения, тут же пред раскрытым акафистом я становился на колена, чтобы совершить несколько молитв Иисусовых, чтобы чтение акафиста было более внимательно и иногда по совершении ста молитв начинал чтение. Но более оставался на долгое время с молитвою, ибо молитва Иисусова более меня услаждала и никак не хотелось разлучаться с сим небесным деланием, и акафист уже оставался не читанный». Весьма желательно, чтобы и читатели этих строк приняли во внимание душеполезный совет преосвя­щенного Игнатия. Да, все его учение о молитве Иисусовой и прочих добродетелях весьма хорошо и душеспасительно. При долгом времени и упражнении в молитве помощью Христовой и своим посильным участием мне пришлось усвоить навык в молитве, совершать в сутки от 5 до 10 тысяч молитв Иисусовых, а во время монастырских всенощных бдений по 4 тыс. и более. По окончании 5-ти часов бдения, братия обычно идет по келиям, а мне и еще бы хотелось продолжать бдение. Вот как услаждает молитва своего смиреннаго последователя». Здесь заканчивается рассказ этого брата.

Для того мы объявили это сказание, чтобы отцы и братия извлекли и себе добрый пример для подражания для того, чтобы идти путем молитвенного делания, растворенным смирением, покаянием не только терпением, а и долготерпением всего до конца, и только вытерпевший до конца, тот получит веселие вечное. Повторим и мы вышесказанное слово того брата, что всякое доброе предприятие должно начинаться непременно с совета и благословения старца.

Скажут: «Ныне старцев нет». Отвечу на это несправедли­вое заключение думающих, что это так, словами св. отцов: «Поищи усерднее молитвою, смирением и слезами себе наставника». Св. Симеон, Новый Богослов, говорит: «Бог всячески укажет тебе человека сведущего, по мере твоего духовного возраста и благодатию и по вере твоей, будет указывать тебе путь ко спасению. Во-вторых, путь ко спасению есть: а) Сам Бог, как говорит слово Божие: «Аз есмь путь, истина и живот», и б) его животворящие заповеди: «Научитесь от Мене, ибо Я кроток есть и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим. (Матф.11:29). Без этих божественных качеств кротости и смирения невозможно приобрести спасение и соединиться с Христом никаким добрым делом, ибо без смирения и самый высочайший подвиг — Иисусова молитва — может оказаться бесплодной смоковницей, конец которой есть посечение и сожжение.

Итак, будем строить здание нашего спасения не на песке воздымающегося мнения, а на камне Божьей правды, мира, любви и смирения, а драгоценнейший камень этот есть ХРИСТОС.

I.М.


[*]Подробное правило пятисотницы смотри в печатных листках издания Оптиной пустыни.

Храм святителя Спиридона Тримифунтского,
Челябинской епархии, Московской Патриархии, Русской Православной Церкви
456905, РФ, Челябинская область, Саткинский район, пос. Межевой, ул. Карла Маркса, 5 "б"
Тел. 8 35161 74751           hramsatka@narod.ru